Почитаем самые интересные истории из интернета

Знакомые завели собаку, помесь английского бульдога незнамо с чем. Довольно забавная на вид, но с серьезным дефектом. Из-за укороченной носоглотки, доставшейся по бульдожьей линии, но с вполне нормальными физиономией и шеей, доставшимися от незнамо кого, песик вместо привычных гав-гав, издавал звуки, похожие на слоги: «ма», «да», «на». Но со временем дефект превратился в интересные способности, пес научился довольно внятно, для собаки, естественно, произносить «да», а затем вообще слово «мама», чем очень забавлял всех знакомых.
Однажды, когда знакомая выгуливала Робина, так назвали собаку, появился тип с собакой. Самодовольный, с вычурными манерами, не очень приятный, с короткошерстным колли на поводке, который был прекрасно натренирован. Колли легко и безукоризненно исполнял все собачьи упражнения: брал барьеры, бегал по бревну и тому подобное. Устав от игр, незнакомец заговорил. Охарактеризовал своего питомца, как лучшего в стране, благодаря себе, естественно. Себя назвал гением дрессировки и собаководства. После чего, высокомерно оглядев пса знакомой, пренебрежительно заключил:
— А у вас непонятная помесь. Глупее псов не бывает.
Знакомая перечить не стала. И, посмотрев на Робина, произнесла:
— Да, глупее не бывает. Правда, Робин?
Пес поднял грустные глаза и четко ответил:
— Да, мама, — после чего виновато опустил голову.
— Ничего, не расстраивайся, — подбодрила его знакомая, и они пошли в сторону дома.
А гений дрессировки еще долго стоял с открытым ртом и вытаращенными глазами.

* * *
Попал я в больничку с пустячком, так, кое-что отрезать. Ну, чтоб без очередей, через знакомую жены, все анализы на месте и без мытарств. Доктор глянул на моё лишнее, что отрезать надо, и говорит:
— Денька два придется у нас побыть на всякий случай.
Сестричка у него спрашивает:
— А куда его поместить, у нас свободных коек нет.
— Так, а восьмая свободная?
— Да, но..
— Ничего, ничего — два дня он всего, не больше.
— Ладно, доктор, а вы, больной, идемте со мной, я сейчас ключ возьму, всё вам покажу.
Иду за ней, а сам думаю: если вниз поведет, типа в морг, надо запоминать дорогу, если что как обратно сигать. Нет, прям на этаже, открывает ключиком дверь:
— Вот ваша палата, вот вам ключ, располагайтесь. Пойдете гулять — дверь на ключ.
Блин, смотрю — одноместные хоромы, всё блестит и сияет, телевизор, все дела…
Ну, полежал, пошел гулять. Коридор длиннющий, по стеночкам больные туда-сюда. Тетка тачку катит — кастрюльки, тарелки, ложки:
— Пропустите, обед везу!
— А мне где пообедать? Я ходячий.
— Новенький, что-ли?
— Я-то? Сегодня вот, недавно…
— А тебе нету, только завтра будет, придешь в столовую, — и покатила дальше, гремя кастрюлями.
Обед обломался, стало скучно, гуляю дальше. Смотрю, тетка обратно рулит:
— Может, что-нибудь все-таки дадите? А то не доживу до завтра.
— Он ещё и шутит! Давай, иди в свою палату, не мешайся тут! Где твоя палата?
— Моя-то? Вон там — восьмая.
— ВОСЬМАЯ?!
И тут всё испарилось — и тетенька, и тачка, и кастрюльки. Ну, блин, — думаю, — наверное, меня в какую-то особо заразную палату поместили.
Невесёлый прибрёл в свою восьмую, включил телик. Тук-тук, — так тихонечко кто-то в дверь скоблится:
— Извините, можно к вам? Мы обед привезли. Тут недоразумение вышло, сейчас всё исправим. Вы можете не вставать, мы вас покормим. Анечка сейчас стол накроет и поможет. Анечка, я дальше, а ты покорми больного.
— Анечка, это что у вас такое творится? Исполняете последнее желание приговоренных?
— Хи-хи, что вы, что вы… У нас такой хороший доктор и весь персонал, и палата у вас такая… Так что мы вас спасем.
— Анечка, а что с палатой? Она не для заразных?
— Ой, насмешили. Она у нас для особо важных персон, всегда закрыта, очень редко открываем. Отдыхайте, я сейчас всё приберу, если вам что вдруг нужно будет, вот есть кнопочка… Сегодня моя смена…

* * *
Свела меня жизнь с одним мужичком, которого партия полвека назад направила учиться собирать «Жигули» на итальянскую фирму «Фиат», вместе с другими работягами и инженерами.
Учились они хорошо, но через пару недель их пребывания случилась на «Фиате» забастовка рабочих. Профсоюз с красными флагами перекрыл все входы, никого не пускают на завод, а у наших загранкомандировка, государство валюту тратит…
Короче, подошёл тот мужичок к их главному с «матюгальником» и говорит через переводчика:
— Молодец, комрад, хорошо борешься с проклятыми буржуинами! Но мы коммунисты из страны победившего социализма. Поэтому ты быстренько пропусти нас и тех, кто должен нас обучать, а потом борись дальше.
Что тут началось! Ему до сих пор страшно вспоминать. Этот их главный, как начал орать в «матюгальник»:
— Какие вы коммунисты? Вы — штрейкбрехеры! Продались в рабство своему хозяину за десяток лир и готовы, ради увеличения доходов своего хозяина, предать своих братьев — рабочих!
Короче, до конца забастовки они на завод так и не попали. А он впервые задумался — а не рабы ли мы? Какая разница, кто твой хозяин — человек или государство? И почему, если СССР — страна победившего социализма, то одно из самых страшных преступлений в ней — это борьба наёмных работников за свои права?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Почитаем самые интересные истории из интернета